Имя самарского прокурора Алексея Павлова "мозолит" глаза Генпрокуратуре
VIN TOP

НОВИНИ

Имя самарского прокурора Алексея Павлова "мозолит" глаза Генпрокуратуре

На улице Большая Дмитровка у входа в Генпрокуратуру который день маячит несанкционированный, запрещенный одиночный пикет. Сменяя друг-друга, сотрудники страхового общества «Акцепт» держат один и тот же плакат.

Имя самарского прокурора Алексея Павлова "мозолит" глаза Генпрокуратуре?

«Уважаемый Генеральный прокурор Юрий Яковлевич Чайка!

Дайте, пожалуйста, указание Вашему сотруднику зам прокурора Самарской области Алексею Павлову вернуть людям 220 миллионов, которые он лично вывел из-под ареста страхового общества «Акцепт», после чего их тут же украли, а компания лишилась лицензии. Скрывая своё преступление, Павлов разваливает уголовное дело N 11701360048105061».

Просто ода провинциальной коррупции. Всего один абзац, но из него все понятно. Прежде всего, что никакая в мире сила не заставит товарища Павлова вернуть эти деньги. Даже Генеральный прокурор.

Дело, однако, любопытное. О нем писали уже ни раз, но постоянно появляются новые, всегда шокирующие, обстоятельства.

В СИЗО №1 города Самары второй год находится обладатель двойного российско-израильского гражданства бизнесмен Борис Семин. Его подозревают в крупном мошенничестве. По версии следствия им были похищены активы нескольких компаний, среди которых выделяется страховое общество «Акцепт», чьи сотрудники дежурят у входа в Генпрокуратуру. Общий ущерб от увода Семиным активов оценивается на сумму более 600 миллионов рублей. Те же обвинения предъявлены его соучастникам Евгению Величковскому и Иосифу Квачахии.

Несанкционированный, запрещенный одиночный пикет у входа в Генпрокуратуру

Однако, за время ведения следствия ущерб увеличился еще более чем на 220 миллионов. И поспособствовал этому прокурор Алексей Павлов. В рамках расследования уголовного дела судебными постановлениями от 08.05.2018 г. и от 15.05.2018 г. Советского районного суда Самары, на денежные средства, находящиеся на счетах «Акцепта», был наложен арест.

Но, 7 июня 2018 года заместитель прокурора Самарской области, старший советник юстиции Алексей Павлов направил руководителю СУ СК России по Самарской области «Требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия по уголовному делу № 11701360048105061», в котором, требовал «…принять меры к устранению выявленных нарушений, ущемляющих законные интересы ООО СО «Акцепт». Под «принятием мер» старший советник юстиции Павлов понимал срочное и немедленное снятие ареста с имущества данного юридического лица.

Тут стоит заметить, что областная прокуратура и даже Генпрокуратура обычно «выносит представление». Поэтому прокурора Павлов можно считать изобретателем новой процессуальной формулировки - «требование». У многих людей, желание «требовать» возникает только тогда, когда речь идёт о весьма внушительной сумме. Павлова не остановил даже факт того, что арест узаконен судом.

Понимая, что если арест со счетов «Акцепта» снимут, то компания будет разворована - клиенты страховой компании и потерпевшие получат дырку от бублика, последние обращались во все инстанции. Однако, письма и жалобы начальнику Павлова, прокурору Самарской области государственному советнику юстиции 2 класса Константину Букрееву растворились в его канцелярии самым таинственным образом.

Букреев притворился слепоглухонемым и на действие своего заместителя никак не реагировал. Не реагирует и сейчас.

Естественно, как только арест сняли, сразу же был совершен вывод принадлежавших «Акцепту» 220.400.000 рублей. Их списали со счета в «Златкомбанке» на основании шести платёжных поручений. Примечательно, что деньги ушли не в другой банк, а в небанковскую финансовую организацию, чья деятельность не подконтрольна ЦБ и, в дальнейшем, обналичены через физлиц. В дальнейшем, судом было признано, что снятие ареста со счетов Акцепта было незаконным.

Судя по всему, эти деньги пошли на «выкуп» фигурантов уголовного дела из Самарского СИЗО.

Что дает основание делать такие выводы? Да сами же материалы уголовного дела.

Например, огромный интерес представляет Постановление о продлении срока содержания Бориса Семина под стражей, вынесенное судьей Советского районного суда города Самары 6 июля 2018 года.

Из Постановления следует, что следователь по особо важным делам в зале суда заявлял: «на следствие постоянно оказывается давление, производится инструктаж и давление на свидетелей, о чем последние указывают в допросах». А так же, что «Семин продолжает руководить страховым обществом через свою жену и иных приближенных лиц». Хотя прокурор Алексей Павлов в своем требовании к руководителю СУ СК России по Самарской области уверял того в полной непричастности Бориса Семина к владению компанией.

И самое важное - следователь по особо важным делам сообщил суду, что «считает прокурора заинтересованным в исходе дела, поскольку к данному делу имеется неприкрытый интерес, и у следователя дело в Областную прокуратуру изымается каждую неделю». То есть открыто заявил о фактах проявления коррупции в Областной прокуратуре, но его никто не услышал, кроме секретаря суда, занесшего данные слова в протокол заседания.

В конце своего выступления следователь рассказал о рапорте сотрудника полиции, в котором на основании данных из оперативных источников говорилось, «о намерении Семина скрыться в случае нахождения под домашним арестом».

А что же прокурор? Может быть, опроверг страшные обвинения? Отнюдь.

«Прокурор ходатайство о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Семина Б.В. не поддержал, мотивов не изложил». Эта строчка в постановлении суда самая страшная. Она не де-юре, но де-факто подтверждает признание прокурором и своей заинтересованности, и неприкрытого интереса. Его невнятное мычание в данном случае красноречивее любых слов. Которые, как известно, серебро, а мычание (молчание) – золото.

Интерес преступников и прокурора совпал

За год прошедший с момента данного заседания в действиях областной прокуратуры не изменилось ровным счетом ничего. Павлов планомерно затягивает и разваливает уголовное дело. Однако сейчас он спасает не столько организованное Борисом Семиным преступное сообщество, сколько самого себя. Ведь если дело дойдет до суда, то там придется отвечать за организацию вывода средств из «Акцепта». Тем более, что в настоящее время временная администрация страхового общества установила, что должностными лицами компании осуществлены операции, имеющие признаки вывода активов. Центробанк направил в Генпрокуратуру и Следственный департамент МВД для рассмотрения и принятия соответствующих процессуальных решений информацию о финансовых операциях, имеющих признаки уголовно наказуемых деяний, осуществленных должностными лицами общества. Не составит труда определить, кто им в этом помогал. Ответ в виде требований прокурора Павлова лежит в уголовном деле Бориса Семина. По факту вывода денег из «Акцепта» в Москве следственным отделом МВД России по Таганскому району было выпущено постановление о возбуждении уголовного дела №11801450018001299 по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Вариантов спасения только один. По иронии судьбы, он у Павлова и Семина общий. Сейчас самарская прокуратура делает все возможное, чтобы отправить дело на доследование. Если это получится, то Борис Семин с подельниками получат процессуальный шанс вырваться на свободу и, как следствие, покинуть пределы Российской Федерации.

В этом случае всем станет уже не до прокурора Павлова. Тем более, что и он собирается следом за своим начальником тихо перебраться из Самары в Москву.

Являющийся сейчас прокурором Самарской области Константин Букреев будет назначен Московским межрегиональным транспортным прокурором вместо, возглавившего Подмосковную прокуратуру Сергея Забатурина. Возвращение Букреева в столицу давно лоббировали, поэтому он и относился к своей службе в Самаре, как к ссылке. Может хоть уйдет с огоньком. В том смысле, что вспомнит о своих должностных обязанностях и успеет решить хотя бы одну проблему.

 

Оставить комментарий

Петиції і новини

Кожен бажаючий може опублікувати свою новину або петицію на сайті.

ДОБАВИТЬ